четверг, 24 февраля 2011 г.

Денис Визгалов. Ванкувер – первый, Лондон – пятьдесят шестой, Москва – семидесятая

Вчера аналитическое бюро журнала The Economist (Economist Intelligence Unit, EIU) опубликовало очередной годовой рейтинг лучших в мире городов для жизни за 2011 год.

Качество городской жизни здесь оценивалось по пяти основным параметрам: качество инфраструктуры, стабильность, здоровье и здравоохранение, образование, стабильность и возможности культурного досуга.

Список десятки лидеров выглядит так:

Ванкувер
Мельбурн
Вена
Торонто
Калгари
Хельсинки
Сидней
Перт
Аделаида
Окленд

Вообще городских рейтингов в последние годы выходит очень много.
Переоценивать их значение не стоит, в их много условного, но рейтинги наводят на полезные размышления. Число городских рейтингов растет соразмерно тому, как растет экономическое, политическое и, самое главное, культурное влияние городов в мире. Можно сказать, что мир все больше состоит не из стран и регионов (площадей), а из системы городов (узлов и связей между ними). Скажем, в США основной статистической единицей являются уже не 51 штат, а 40 так называемых мегарегионов – крупнейших агломераций и зон их тяготения. Управляя миром, города естественным образом стремятся конкурировать между собой, и в этом свете видеть себя в рейтингах очень увлекательно для городских элит. Есть что посмаковать в местных СМИ.

Для меня же интересно другое.
Во-первых – это странные критерии, по которым в нашем меняющемся мире оценивается мощь и процветание города. А во-вторых – это странные города, которые вырываются в лидеры по качеству жизни. Последний рейтинг EIU демонстрирует эти странности особенно ярко.

Самый лучший город для жизни – экономический банкрот

Не далее как месяц назад в том же The Economist вышла большая статья о Ванкувере.
Городская экономика города переживает тяжелое постолимпийское похмелье (на 2-3 года это в свое время постигало почти все города, проведшие Олимпиаду). Администрация Ванкувера вложила около 2 млрд. долл. в проведение Олимпийских Игр. Еще 4 млрд. было вложено в спортивную инфраструктуру, дороги, аэропорт и ЖКХ. Плюс к этому администрация стала основным акционером строительства на территории Олимпийской деревни нового жилого микрорайона Millennium Water, который удовлетворяет высочайшим стандартам качества жизни. Однако рыночный спрос на качество жизни оказался в два раза ниже предложения: квартиры в Millennium Water раскуплены только наполовину. В результате муниципалитет влез в долги. Сейчас (на февраль 2011 г.) долг просрочен и составляет около 400 млн. долл.

Пример Ванкувера символичен: ценой экономического банкротства администрация обеспечивает своим жителям идеальные условия для жизни.
Действительно, нелепо представить себе город, который гордился бы большим профицитом бюджета (превышением городских доходов над расходами). (Этим, кстати, часто козыряют некоторые российские мэры. Особенно в крупных городах и в «нефтяных»). Наоборот, признак успеха – это бюджетные расходы, куда и в каких пропорциях они идут и – самое главное – с какой эффективностью.

В десятке лучших в мире городов три канадских и четыре австралийских города.
В чем их сходство? Это города средние по численности, следовательно - спокойные, безопасные, с чистым воздухом и водой. Это города с безукоризненной инфраструктурой (в первую очередь – дороги и ЖКХ). Много очков добавляет просторность города. Низкая плотность населения – это место для творческой самореализации, это просторные дворы, беговые и велосипедные дорожки, газоны, видовые ландшафтные площадки. В просторных городах люди более подвижны, меньше сидят перед телевизором и компьютером. Много пространства – это ощущение жителями простора, следовательно – свободы.

(Вообще Канада и Австралия, если их рассматривать вместе, – это феноменальные страны.
В типологии стран они относятся к «странам догоняющего капитализма». Практически не заметные в глобальной политике, не имеющие больших амбиций и в глобальной экономике, эти страны тихо, незаметно, но очень быстро движутся к процветанию. То есть, к благосостоянию той странной категории, которую принято называть народом. При этом Канада и Австралия имеют поразительные, почти курьезные географические сходства: и там и там столица – небольшой, скромный, чиновничий город. И там и там рядом со столицей – огромный мегаполис. И там и там – 90% населения страны живет на 20% территории. И там и там – по одному большому острову рядом с основной территорией. И еще много забавных совпадений. Думаю, об этом можно будет порассуждать отдельно).

«Величайшие» аутсайдеры

В прошлом году журнал TimeOut провел опрос представителей мировой культурной элиты, спрашивая их, какие города в мире они считают величайшими в мире и почему.
Критерии «величия» выявились следующие: архитектурный облик города, кипение культурной жизни, живость и приветливость городской среды, рестораны и кафе, а также «мировой статус» города…
В этом рейтинге десятка городов выглядела следующим образом: 1. Нью-Йорк, 2. Лондон, 3. Париж, 4. Берлин, 5. Чикаго, Барселона, Токио, 8. Стамбул, 9. Рим, Сидней. Из всех этих мировых «звезд» только Сидней попал в десятку лучших по рейтингу EIU городов для жизни. При этом Нью-Йорк оказался на 54-м месте, а Лондон на 56-м. В чем же дело, откуда такое географическое расхождение между качеством жизни и «звездностью» города?

Дело в том, что так называемые столицы мира – мировые и глобальные города – это «мировые офисы», города для работы.
Но не для жизни. В них удобно зарабатывать, но жить в них очень не просто. Большинство работников лондонского Сити живут в Лондоне только до пенсионного возраста. С наступлением возраста они с радостью переезжают в один из маленьких «пенсионерских» городков, кольцом усеявших британское побережье. Там невозможно заработать, но там можно дышать.

Любой мегаполис – это круглосуточный стресс, это шум, это жизнь в толпе и дефицит свободного времени.
Это магнит для преступности, это пробки (не во всех мегаполисах, правда), это спрессованная в пространстве (и потому дающая сбои) инфраструктура. Наконец, жизнь в мегаполисе намного дороже, чем в малом городе.

В современном понимании «качества жизни» все меньше чисто экономических показателей, которыми принято измерять развитие города в России – например, производительность труда, объем инвестиций на одного жителя или даже уровень зарплат.
Такие показатели устаревают. Более важным становится не то, сколько зарабатывают люди, а на что и где они тратят заработанное. Уровень жизни определяется не тем, сколько времени человек проводит на работе, а тем, сколько свободного времени есть у него в распоряжении, и позволяет ли город этим временем распорядиться.

Один из пяти параметров качества жизни в рейтинге EIU – стабильность.
И именно по этому параметру мегаполисы «проваливаются» больше всего. Здесь помимо показателей уровня преступности учитывается оценка жителями вероятности террористических актов. Да, и здесь мегаполисы более уязвимы. Чем сильнее бренд города, тем «привлекательнее» город для террористов.

Москва в рейтинге EIU заняла почетное 70-е место.
Ну, здесь, по-моему, все ясно и комментарии в свете всего вышесказанного не требуются. По-прежнему жить в Москве сегодня мечтают многие молодые россияне и стремятся «закрепиться» здесь. Но единственный мотив этого стремления – это возможность хорошего заработка. О цене этого заработка мало кто думает.

Оригинал

Комментариев нет: